Гора Житная

Гора Житная

Окунуться в пурпур и золото ранней осени мы решили не обычным путем — накинуть на себя рюкзаки — и вперед, а сесть на лихие джипы и промчаться по горному бездорожью. Наш маршрут: Майкоп — Дагестанская — Красный Дагестан — Нижегородская — Гуамка — траверс на джипах Лагонакского хребта с высотами: Лысая — 1159 м, Матазык — 1328 м, Разрытая — 1514 м, Буква — 1706 м, Житная — 1997 м, Матук — 1957,6 м, Мезмай — 1939,6 м и Абадзеш — 2369 м.

Удивительный памятник природы

Приехав в Гуамку, мы были поражены увиденным. На площадке автотранспорта яблоку негде было упасть. Здесь стояло более десятка размалеванных джипов и столько же квадрациклов, предлагающих туристам прокатиться по высокогорной зоне Адыгеи — к горе Житной. Больше всего нас поразил огромный джип, сделанный на базе «ГАЗ-66». К большим колесам был пристроен люксовый салон от простого джипа.

Традиционно посетили местный рынок сувениров, прошлись несколько сот метров по шпалам железной дороги, полюбовались отвесными стенами Гуамского ущелья и откровенно восхитились удивительной красотой каменного творения.

Слово «Гуамка» происходит от адыгского «Гуамэ», что значит «запах». Весной и в начале лета влажное тенистое ущелье наполняется терпким ароматом цветущего каперсника, а осенью — острым запахом змеевидного червяка-кисяка. Приятный чарующий аромат ущелья каждый раз меняется в зависимости от преобладания цветущих в нем дикоросов — липы, азалии или горного жасмина. Этот ни с чем не сравнимый аромат, замеченный адыгами сотни лет назад, дал название хребту, ущелью и небольшому поселку лесорубов.

Сколько прекрасных и поэтических слов сказано об удивительной красоте Гуамского ущелья, мы также восхищены этим земным чудом.

Гуамское ущелье — удивительный памятник природы, поражающий своим великолепием, обилием минералов и разнообразием растительности.

Если вам посчастливится попасть в Гуамское ущелье, то, зажмурив глаза, глубоко и свободно с наслаждением вдохните, вы сразу же почувствуете терпкий вкус настоящего горного воздуха, приходящего с Лагонакского нагорья и настоянного на цветущих травах, произрастающих в самом Гуамском ущелье.

Внимательно всмотритесь в уходящие в высь синего осеннего неба отвесные скальные стены, и вы увидите истинную неповторимость Гуамского ущелья в восхитительной цветовой гамме горных пластов.

Разноцветные скалы: от серовато-синего, желто-красного, свинцово-черного до беловато-дымчатого цветов. В глубине этого сказочного разлома земной коры, как в удивительной мастерской художника, под разным углом солнечного освещения природа каждый день удивляет невообразимой гаммой живых красок, тонов и полутонов.

Скальные стены Гуамского каньона относятся к известнякам верхнеюрского периода. Отложения осадочных пород залегают слоями, и все они различного цвета. И секрет окраски пластов объясняется тем, что на дне верхнеюрского моря, где отлагались известняки, в разное время в зависимости от изменившихся условий менялся и состав красителей органических и неорганических соединений.

Прикоснитесь ладонями к отполированным за миллионы лет скалам и почувствуйте, как ваше тело наполняется силой, здоровьем и божественной природной энергией гор.

Гуамка — небольшой поселок лесорубов — за короткий промежуток времени стала центром паломничества экскурсионных групп. С каждым годом число желающих увидеть это чудо света увеличивается.

Изумительная панорама

Пообщавшись с горными джиперами и получив от них консультацию по намеченному маршруту, мы двинулись в путь. Дорога, вырубленная в скалах, узким крутым серпантином поднялась к капельному водопаду Мужские слезы. Проехав несколько десятков метров от него, остановились на краю бездонной пропасти. Это знаменитая обзорная точка — Петушок.

Перед нами во всей красе развернулась изумительная панорама на долину реки Курджипс. Глубоко внизу раскинулись домики поселка Гуамка. Рядом, купаясь в лучах солнца и переливаясь бликами, искрилась водная рябь реки Курджипс. Возле туристской гостиницы, похожей на старинный замок, мелкими точками сновали туристы. Где-то там, в далекой волнистой дымке, среди моря леса, скрылся город Майкоп.

Очарованные великолепным видом, тихим солнечным днем, без ветерка и легкого движения воздуха, мы замерли в восхищении. Да! Есть в горах что-то такое, что завораживает душу, заставляет трепетно биться сердце и навечно покоряет нас. Захмелев от горного воздуха и свободного парения души, мы почувствовали, как наши тела наполняются сладким нектаром прекрасного, как постепенно утоляется жажда увидеть настоящее очарование гор.

С высоты птичьего полета

Мы смотрим с высоты полета птиц на жителей Гуамки и понимаем, какое это счастье — жить в горах, каждый день наполнять грудь медовым ароматом хмельного лагонакского воздуха и слушать шелест листвы кавказских лесов.

Здесь внизу леса еще не тронуты осенним огнем увядания. Но об осени уже говорят темно-рубиновый плед из опавших плодов кизила, янтарные россыпи диких яблок, нежно-винный цвет кудрявых калин да шоколадный блеск переспелых лесных груш.

Чем выше поднимаешься в горы, тем заметнее меняется состав леса. Темно-зеленые самшитовые леса сменяются кленовыми и буковыми деревьями вперемежку с пихтами. Здесь тихий задумчивый лес только-только начал пестреть осенней позолотой. Легкий летучий ветерок нежно веет, ласкает деревья, перебирает веточки, шелестит и играет листочками, создает ту тихую волшебную музыку прощания с листвой, которая так приятна и желанна им одним.

Но вот и обширная поляна с обелиском партизанскому отряду им. Гастелло. За поляной каменистая гравийная дорога спускается в небольшую глинистую балочку. Подключив передние мосты, буксуя и разбрасывая веером грязь по сторонам, джипы уверенно преодолели препятствие.

Вырвавшись из колючих кавказских лесов, мы попали на альпийские луга Лагонакского хребта, которые были скрыты от нас молочным пледом утреннего тумана. Глубокое ущелье закуталось в пуховую вуаль сахарного облака. Утренняя сырая прохлада поднималась из глубокого ущелья еле уловимым движением воздуха, вселяя надежду на хорошую погоду. Рой мелких холодных дождинок спорхнул с высоких небес и окропил нас хрустальным бисером.

Передвигаясь в туманном облаке по Лагонакскому хребту, мы натолкнулись на табун лошадей, мирно пасшихся на лугу. Неподалеку оказались пастуший кош и родник. Сразу захотелось испить чистой родниковой воды. Ведь ничего для человека нет приятнее и вкуснее в этом мире, чем родниковая вода. Мы с удовольствием прикоснулись губами к чистейшей ничем не замутненной поверхности хрустальной воды родника.

Шелковые нити солнечных лучей пробили серую мантию тумана и опустились на нашу лужайку. Сквозь разрыв тумана ярким светом обозначилась осенняя просинь неба. Лучистый кристальный свет ее чистоты расширялся, освобождая от тумана вершину горы Житная.

Перед нами открылись обширные альпийские склоны северной экспозиции. Так вот почему здесь планируется открыть горнолыжный курорт! Почти на 2000 метров над уровнем моря здесь прекрасные горнолыжные склоны с хорошими выкатами. Просто рай для горнолыжников. И эта часть Лагонакского нагорья не относится к Кавказскому биосферному заповеднику. На оживленной горной дороге Лагонакского хребта появилась колонна квадрациклов. У туристов, путешествующих на этой чудо-технике, маршрут — к самому красивому озеру Лагонакского нагорья, расположенному в северном цирке Оштена, — озеру Оштен.

Наедине с природой

С восторгом, любуясь восхитительными видами гор, медленно поднимаемся на одну из вершин Лагонакского хребта, расположенного между горой Матук и Житной, и замираем от восхищения. Перед нами открылась удивительная по красоте страна гор. Гигантским терновым венком, острыми обнаженными зубами акулы поднялась из моря леса прекрасная скальная цитадель.

Глубокое каменное ущелье, как гигантская морская раковина, раскрыло свои волшебные створки и представило сияющий вечными снегами каньон реки Цице. Это совершенно дикая необузданная святыня плато Лагонаки, королевская жемчужина Адыгеи, своей красотой поразившая нас.

В сияющей короне высоких гор Уриэль, Абадзеш и Нагой-Чук гигантским исполином возвышался седоглавый Оштен. В диковинной стране скал, в угрюмых совершенно диких ущельях обжились серны и медведи. Пихты и сосны, цепочками цепляясь за скалы, ползут вверх. Гигантские осыпи серыми простынями укрыли склоны.

В такие минуты мы, ошеломленные красотой гор, блаженны и мечтательны. Сияют искорками глаза моих друзей и разливают свет души, пылающей от восторга! Вот они — маршруты моего нехитрого счастья! Вот они — воздушные замки моей мечты!

«Здравствуйте, горы и лес!» — кричу я, и кажется мне, что они тоже приветствуют меня. Деревья разом зашелестели, альпийские травы весело кивнули мне своими цветочками, а ветер, сорвавшись откуда-то сверху, вдруг взлохматил мои волосы и исчез в лесу, радостно грохоча сухими ветками и играя одному ему известную шутливую увертюру.

Не спеша спускаюсь под скальную стену хребта и удобно размещаюсь под раскидистой сосной, в зеленой бархатной подушке мхов. В зоне кленового леса осень выплеснула шлейфы пурпурных мантий. Отсюда видны верхний и нижний каньоны реки Цице. Вот оно — мое заветное обогретое душой местечко. И в дополнение ко всему надо мною закружили хоровод орлы. Но нет, вглядываюсь в синь неба и вижу: это не орлы, а длинношеие аисты. Откуда они здесь в горах?

Какое счастье, когда есть возможность остаться наедине с природой, наблюдать за ее размеренной жизнью, чувствовать себя частицей этого таинственного мира. И тогда начинаешь чувствовать, как проникают ее незримые, волшебные и целительные лучи глубоко в сердце и излечивают мучительную щемящую боль в душе, появившуюся от пустой бездуховной жизни современного города.

Как короток осенний день! Вот уже горы, охваченные огненным пламенем заката, запылали торжественным ярким светом. От этого они кажутся еще выше, словно напоследок, чтобы еще раз удивить нас, мать-природа расплескала расплавленную медь на склоны Оштена.

Иван БОРМОТОВ,
заслуженный путешественник России.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>