Древние рудники Адыгеи

Древние рудники Адыгеи

Сегодня наш маршрут выходного дня лежит в таинственное место горной Адыгеи, расположенное в окрестностях станицы Новосвободной. Станица находится в верховье реки Фарс, основана в 1862 году и первоначально называлась Верхне-Фарсовской, а затем Александровской. Вскоре она была переименована в станицу Царскую, а затем, в 1920 году, — в станицу Новосвободную. 12 сентября 2012 года она отметила свой 150-летний юбилей. Численность населения до революции в станице составляла 3686 человек, а теперь здесь проживают только 633 человека.

Из достопримечательностей самыми известными являются хребет Богатырка и урочище Клады с дольменами да старая полуразрушенная часовня, построенная в 1881 году в память о встрече российского императора Александра II с делегацией адыгов, проходившей 16 сентября 1861-го. Кроме них, можно смело назвать еще три десятка удивительных по красоте и исторической ценности объектов. Но мы серьезно заинтересовались одним из них — подземными горными рудниками по добыче железа и древними железоплавильными печами.

Приехав в Новосвободную, с интересом осмотрели старинные, из узорчатой кирпичной кладки дореволюционные казачьи здания станицы. Затем, переправившись через реку Фарс на джипе, выехали к старым фермам и начали подъем по крутому альпийскому склону на возвышенное плато Мамрюк-огой.

С его склонов открылась живописная панорама на станицу Новосвободную с разбросанными по холмам и утопающими в садах домиками. Вокруг нее возвышаются лесистые хребты и вершины: Богатырка, Ксения, Физиабго и Эквецепко. Темной извилистой лентой в массив сплошного леса уходит ущелье реки Фарс.

Выехав на обширные альпийские луга плато, уже по традиции сворачиваем к разрушенной часовне, чтобы с вершины холма полюбоваться развернутой панорамой гор и вечными снегами высокогорного плато Лагонаки.

Далее по проселочной дороге, ведущей в станицу Хамкетинскую, спускаемся в ручей Апшехфиру и попадаем к старым заброшенным фермам. Перед нами во всю ширь распахнулись цветущие ромашковые луга. Такой простор, такая красота не могут никого оставить равнодушным. Это настоящий карпатский пейзаж. Куда ни посмотри, во все стороны света, — холмы покрытые лесом, а меж ними поляны, балочки, перелески и хребты.

Проселочная дорога, нырнув в цветущий ковер из горных трав, повела нас строго на юг к границе леса и полян. Именно здесь, на кромке альпийских лугов и леса над пропастью глубокого каньона реки Лакруш, примерно в семи километрах от Новосвободной, располагалось в древности поселение металлургов.

Занимаемое по площади около десяти гектаров, оно поражает наше воображение масштабами добычи и переработки древнего железа. Здесь, в окрестностях старинного поселения, множество интереснейших природных и исторических объектов: курганные могильники, древняя каменная крепостная оборонительная стена (турецкий вал), разрушенные дольмены, старинные крепости, огромный грот с гигантским сталактитом, живописный каньон реки Лакруш с водопадом и две уникальные пещеры.

Особенно впечатляют внушительные масштабы древнего металлургического производства. Длинные, во всю ширину поляны, две террасы с черной, как сажа, землей содержат железные крицы, куски шлака, железные оплавленные слитки, сероглинную и красноглинную керамику. Но особый интерес и неподдельное восхищение вызвали подземные шахты по добыче железной руды. Подойдя к краю пропасти каньона, на небольшой террасе мы обнаружили три «волчьи» норы, которые служат входом в подземные лабиринты рудника.

Вход в рудник низкий. Приходится в него вползать на четвереньках. После длинной и довольно широкой горловины входа в рудник там можно ходить в полный рост. И вот здесь начинаются горные выработки по добыче камня-железняка. Во все стороны подземного горизонта вверх и вниз уходят круглые «комнаты» рудника, в которых можно легко заблудиться. Давно, в древности, здесь, по-видимому, использовался труд рабов, которые проделывали в породе многочисленные залы и ходы сообщения, таская корзины с рудой наверх.

Пористый, как морская губка, ноздреватый, как голландский сыр, многозальный, как пчелиные соты, рудник очень сложен в ориентировке. Пройдя два-три зала, уже теряешься и не знаешь, откуда ты пришел и куда надо выходить. Каждый зал имеет по несколько входов и выходов. Как правило, в разных плоскостях пробито от 2 до 4 лазов. Поэтому в рудник нельзя спускаться без длинного капронового шнура. По рассказам спелеологов, система ходов составляет суммарную длину около километра, а количество круглых «выработок» железной руды в подземелье — более 150.

После обследования спелеологами подземелья остались остатки шнуров и небольшие алюминиевые таблички с номерами залов. Пролезая из зала в зал, мы встретили табличку с номером 145. Хотя залы выработки в основном в виде круглых просторных комнат, проходы к ним узкие, приходится проползать из зала в зал на четвереньках. Подземелье сырое. И здесь необходимо иметь налокотники, каску, наколенники, перчатки и одежду, которую не жалко испачкать в глине. Некоторые залы обжили летучие мыши и черными трепетными комочками свисают со сводов.

На нижних этажах рудника есть подземное озеро с родниковой водой. Его размеры небольшие, примерно 3 на 4 метра, глубина достигает 50 см. Рудник пробит в известняках юрского периода, и поэтому в некоторых сырых полостях появились нарождающиеся тоненькие сталактиты.

Но самое главное богатство рудника — в выходах железной руды. Она находится во всем подземелье, во всех многоярусных и многозаловых выработках рудника. Очень красивые оранжевые, бурые, цвета охры своды рудника светятся снопами искр в лучах фонарика. Кристаллы кварца и капельки воды, свисающие со сводов, многократно усиливают подземное сияние.

Древние рудники АдыгеиТяжелые увесистые камни железной руды лежат прямо под ногами. Мы взяли несколько образцов породы с целью показать их ученым, чтобы они смогли, используя методы аналитической химии, определить состав и структуру веществ железа, добытого из древних рудников Адыгеи.

Когда мы, ошеломленные сложнейшим переплетением и запутанным лабиринтом узких и низких ходов рудника, вышли на поверхность, то в первую очередь стали искать на склонах реки Лакруш остатки сыродутных плавильных печей. При получении железа первоначально сыродутный процесс осуществлялся в ямах, обложенных огнеупорной глиной или камнями, затем стали строить шахтные печи из камня или кирпича с использованием глины или земли. Сыродутные печи могли работать на естественной тяге. В древности они сооружались на склонах холмов, но с развитием металлургии все чаще применялось накачивание воздуха мехами через керамические сопла. В открытую яму этот воздух поступал сверху, в печь — через отверстие в нижней части конструкции.

Железо концентрировалось в тестообразном виде на самом дне печи, образуя так называемую горновую крицу — железную губчатую массу с включениями несгоревшего древесного угля и с примесью шлака. В более совершенных вариантах сыродутных печей жидкий шлак выпускали из горна по желобу. Из горновой крицы, которую в раскаленном виде извлекали из печи, можно было изготавливать изделия только после предварительного удаления этой шлаковой примеси и устранения пористости. Именно такой металлургический шлак мы обнаружили на склонах реки Лакруш.

Как утверждают отдельные ученые, впервые железо люди получили из железной руды здесь на Кавказе, на территориях, географически расположенных вокруг Черного моря. В других местах мира и Европы железо появилось либо асинхронно, либо намного позднее. Термином «ранний железный век» учеными принято обозначать первую стадию эпохи железа, приблизительно датируемую в пределах рубежа II-I тыс. до н.э. — первой половины I тыс. н.э.

В материальной культуре скифской эпохи, которая активно развивалась в середине VII-VI вв. до н.э. и располагалась в левобережье Кубани, известно производство железа. Как и на всем юге Восточной Европы, к середине VII в. до н.э. железо на Северо-Западном Кавказе окончательно утверждается как единственный «рабочий металл», а из бронзы в основном делаются украшения.

Железо совершило настоящую революцию в жизни каждого народа, в том числе и предков адыгов — синдо-меотских племен. Железо на Северном Кавказе прочно входит в жизнь с VIII века до н.э. Среди народов Северного Кавказа, которые начали получать и использовать железо, одними из первых были и синды. Об этом говорит тот факт, что античные авторы узнали синдов прежде всего как народ железного века. Недаром древние греки считали Кавказ родиной металлургии, а древних металлургов Кавказа — первыми в мире.

Высокое качество обработки металлов на Кавказе мог создать только оседлый народ. Развить его на основе богатого опыта своих предшественников, на ранее созданной технической базе. Конечно же, это были жители гор. Под защитой естественных горных препятствий их трудно было вытеснить с насиженных мест полчищами кочевников.

Через окрестности станицы Новосвободной проходила ветвь Великого Шелкового пути. В раннем средневековье и товар в виде криц мог продаваться в Европу. Вероятно, что существовал и северный путь — через Восточное побережье Понта и Кавказ в Северную Европу. Путь этот мог начинаться со скифами, которые в VII веке до н.э. вернулись из мест производства железного оружия в Каппадокии в Северное Причерноморье. На тот период скифы и меоты уже владели железным оружием.

Нам известны древнейшие центры изготовления оружия на Северном Кавказе, такие, как Кубачи. В древней Адыгее также были кузницы. В аулах мастера холодного оружия отковывали прекрасные черкесские клинки. Поэтому сохраненные секреты производства железа и передавались из рода в род. Многие музеи Кубани, России и мира имеют в своих экспозициях древнее холодное оружие. Если бы можно было узнать химический состав железа, получаемый из рудника Адыгеи, изучить древние пути движения народа в железный век, военно-трофейный импорт холодного оружия, то было бы очень интересно посмотреть на клинки, сделанные из адыгейской стали. Может быть, нашлось бы древнее холодное оружие из того самого рудника, расположенного на берегу реки Лакруш.

Сегодня, когда приоритетным направлением экономики Республики Адыгея стал туризм, совсем по-иному можно взглянуть на уникальные достопримечательности станицы Новосвободной. Станицу газифицируют, планируют соединить ее новой асфальтированной трассой со станицей Хамкетинской Краснодарского края. Здесь можно создать целый музейный комплекс раннего железа Северного Кавказа. А древний рудник по добыче железной руды, или, как его называют местные жители, пещеру Будкову, сделать объектом показа. Вторым интересным экскурсионным объектом может стать разрушенная часовня на месте встречи делегации адыгов и императора России. Здесь нужна развернутая диорама. С одной стороны, черкесские делегаты в национальной одежде того времени, а с другой — царская свита. Ведь не так уж много мест на земле, куда приезжали коронованные особы — представители огромных империй.

Иван БОРМОТОВ,
заслуженный путешественник России.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>